damary54 (damary54) wrote,
damary54
damary54

Дню Победы посвящается.

Это история про моего двоюродного деда Василия Дмитриевича Дорофеева, которого я хорошо знала. Спокойный, очень скромный человек, который  в моем детстве и юности часто бывал в гостях у нас в Дубровском.

История эта была опубликована историком нашего поселка Е.Г. Марченко, так что я просто цитирую ее рассказ.

Это невероятно даже себе представить, но после немецих концлагерей мой  дед попал в сталинскую мясорубку и, когда вышел на свободу, боялся появиться в нашей семье. Если бы не случайная встреча на вокзале в Москве,   семья бы еще долго не знала, что он остался жив....

Далее текст Е.Г. Марченко.

". В конце 1943 года в Дахау был создан объединивший все группы советских подпольщиков Советский комитет Сопротивления под руководством подполковника Иллариона Панова, подготовкой вооруженного восстания руководил генерал-майор Сергей Вишневский.
Об одной из групп, в которой оказался Василий Дмитриевич Дорофеев, рассказал бывший узник Дахау Николай Ятченко в книге «Не должно повториться!».  В начале 1943 года Дорофеев, до войны – студент техникума связи, попал в плен, и в апреле того же года за саботаж в рабочем лагере в Аугсбурге был приговорен к заключению в Дахау.
Там он был определен в рабочую команду при мастерских электроаппаратуры,  где  ремонтировали и собирали приборы из деталей, которые получали из разбитой и вышедшей из строя радиотелефонной аппаратуры.
В бригаде он быстро сошелся с соотечественниками, которые после некоторых вопросов и проверки ввели его в круг секретной работы, выполнявшейся ими помимо тяжелой каторжной программы. Задача их подпольной группы состояла в том, чтобы  собрать или отремонтировать прибор без единого дефекта, но так, чтобы при этом он вышел из строя через определенный промежуток времени за пределами мастерских.
Это была виртуозная работа, и Дорофеев увлеченно  стал «работать на рейх». Имея дело с электроприборами и радиоаппаратурой, они, конечно, не могли не думать о возможности изготовить радиоприемник, при всей  опасности этой идеи. Высказал эту мысль вслух  Дорофеев, он знал, как это можно сделать и  предложил собрать маленький приемник, чтобы слушать Родину.
Сначала эту идею не восприняли всерьез, но по зрелому размышлению стали обдумывать реальные возможности опасного предприятия. Руководитель группы В.Т. Столярик посоветовался с руководством комитета,  руководители подполья решили осуществить этот план. Ведь получение информации из Москвы, голос  Родины помогали выстоять, давали надежду и веру в скорую победу.
После этого приступили к реализации идеи. Сразу возник вопрос, где взять детали, ведь те, которые они получали, были на строгом учете. Возникла идея получить их в команде, где разбирали разбитую аппаратуру. Но нужно было все тщательно продумать, предусмотреть все операции этого процесса, обеспечить строжайшую конспирацию, так как провал мог грозить гибелью многим тысячам людей.
Роли распределили точно и строго с учетом конспирации и хода проведения работы в группе из трех человек, больше ни один человек ничего не знал об этой операции. Борис Березюк, бывший начальник связи крупного войскового подразделения, должен был определить тип самого простого радиоприемника и доставить необходимые детали; Василий Дорофеев – собрать и установить приемник; Алексей Ткаченко, руководитель группы, - найти единственно верное место для установки и хранения аппарата.
Риск всего предприятия был огромный. Однажды Борис Березюк нес лампу для приемника во рту и попал в большой обыск, он почти проглотил эту лампу. Просто чудом он донес ее до места.
И вот в июне 1944 года в Дахау заработал радиоприемник, жестко настроенный на волну советской радиостанции. Он был установлен на чердаке котельной  дезинфекционной камеры среди грязного инфекционного белья. Каждый вечер в 21 час 30 минут по московскому времени Ткаченко брал наушник, слушал позывные: «Внимание! Говорит Москва. От Советского информбюро…» Он обладал потрясающей памятью, записи делать было нельзя, и он запоминал слово в слово пятнадцатиминутную или получасовую передачу сводок Совинформбюро. Сначала  передавал информацию Панову и Вишневскому, ближайшим товарищам, и затем по цепочке она распространялась по всему лагерю и за его пределы.
Эсэсовцы догадывались, что советские заключенные получают достоверную информацию о внешнем мире, об этом доносили гестаповские агенты, но фашисты не знали, каким путем проникает в лагерь правда о происходящих событиях. Устраивались обыски во всех мыслимых и немыслимых уголках, кровавые допросы, все безрезультатно. Не искали только в одном месте – в дезинфекционной камере, этого места эсэсовцы боялись, как огня, они знали, что заключенных заражают страшными болезнями, и все эти болезни гнездились в дезинфекционной камере.
После освобождения Дахау Борис Березюк взял приемник себе и привез его домой в Ленинград. В настоящее время этот ценный экспонат находится в одном из музеев Петербурга. 
Василию Дмитриевичу Дорофееву повезло, он остался жив и после войны вернулся домой.  Но это еще не конец истории. Семья считала его пропавшим без вести, война кончилась, но никаких сведений о нем не появилось. Продолжение истории известно из воспоминаний Маргариты Сергеевны Дорофеевой. Однажды ее отец Сергей Дмитриевич столкнулся на улице с мужчиной, как две капли воды похожим на брата, но тот прошел мимо, даже не подал вида, что узнал его. Сергей сначала растерялся, но вспомнил, что у брата еще с детства был на голове шрам. Шрам оказался на месте. На возглас: «Вася! Ты?!»  - тот обернулся. Братья обнялись и плакали прямо на улице. Сергей привел брата к себе домой, Василий объяснил, почему он не давал о себе знать. В те времена к людям, оказавшимся в плену, власть относилась с недоверием, что могло сказаться и на родственниках. Поэтому, чтобы не навредить родным, он и не сообщал о себе. Василий рассказал обо всем, что с ним произошло за долгие годы. Все многочисленные родственники быстро узнали о его возвращении.
Много раз вся родня собиралась в гостеприимном  доме его сестры Любови Дмитриевны Вощановой (Дорофеевой) в поселке Дубровский для встречи со счастливо найденным и соединившимся наконец с семьей  Василием.
О его участии в Сопротивлении в Дахау стало известно из книг, написанных бывшими узниками. После войны появилось много их воспоминаний, они не   могли молчать о том, что  пережили в этом аду. Эти воспоминания должны были стать предостережением всем людям, чтобы такое никогда не могло повториться.
Документальная повесть «Мы старше своей смерти» написана Вали Бикташевым. В1942 году он попал в плен, четыре раза бежал, за активное сопротивление отправлен в лагерь Дахау. Участвовал в международном подпольном Сопротивлении. После войны работал сельским учителем.
Уже упоминавшийся Николай Ятченко шестнадцатилетним был вывезен в Германию на принудительные работы. Убежал из лагеря, был пойман, прошел через тюрьмы, лагерь смерти Штутгоф, Дахау, где участвовал в Сопротивлении. Написал три книги: «По ту сторону жизни»,  «Не должно повториться!», «Тысяча дней ада». Книга Бикташева и книга Ятченко  «Не должно повториться!» были подарены Василию Дорофееву с дарственными надписями.

Дорогой Василий Дмитриевич! Тебе, отважному подпольщику, монтеру и создателю подпольного  приемника в концлагере Дахау, на память от автора-побратима В. Бикташева.  20.09.78 г.

Дорогому товарищу по пережитому В.Д. Дорофееву на добрую и долгую память от автора. 9 мая  1982 г.  "
 
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments